Самый сильный человек в мире, знаменитый Железный Самсон, провел свое детство в Саранске

31 Июля, 17:49

Открывая новую рубрику в «Инфо-РМ», хотелось бы сделать небольшое вступление. Рубрика будет называться «Наши знаменитые земляки». В ней мы будем рассказывать об уроженцах Мордовии, живших здесь или живущих ныне, а также, о людях, так или иначе связанных с республикой. Это могут быть военачальники, представители науки, искусства, писатели, политики и хозяйственники. Причем, и знаменитость может быть разной, как со знаком «плюс», так и с противоположным. Те, кто оставили след после себя.

А начать хотелось бы с уникальной фигуры, рассказать об Александре Ивановиче Зассе, которого при жизни называли Железным Самсоном. Это силач, цирковой артист, с правом носивший титул самого сильного человека планеты. Увы, эту известность он приобрел вдали от своей родины. В Советской России его личность не популяризировалась. О том, что Железный Самсон – русский, здесь узнали лишь в 60-е годы прошлого века. Осуществить свою мечту и вернуться на родину Засс не смог, в 1962 он умер. В то время о нем появлялись публикации и в советской прессе. Много говорилось о разработанной им собственной системе тренировок, направленной на укрепление сухожилий, в основе которой были изометрические упражнения, а не традиционное сокращение мышц под нагрузкой. Не обладая выдающимися физическими данными (рост — 167,5 см, вес не более 75 кг на пике, окружность грудной клетки при вдохе — 119 см, бицепсы — 41 см) ему удалось достичь поразительных результатов.

Говоря об Александре Зассе, обычно не связывают его с нашим краем. Однако связь есть, непосредственная. Но обо всем по порядку.

Во-первых, что касается фамилии. Википедия сообщает, что Засс (нем. Saß) — русский баронский род. Происходит из Вестфалии, откуда предки его в начале XV века переселились в Прибалтику. Члены этого рода в Высочайших приказах, грамотах на ордена, патентах на чины и других официальных документах, начиная с 1815 года, именованы баронами. Вот и Александр Засс родился в 1888 г. в Виленской губернии, хутор близ Вильны (тогда Российская империя). Детские и юношеские годы Александра Засса прошли в Саранске Пензенской губернии.

Увы, никакого богатства от возможных предков-баронов Зассам не досталось. Его семья приехала в наш город не от хорошей жизни. У Зассов было пятеро детей, мал мала меньше, а очередной год явился неурожайный, и кормить их стало нечем. Дальние родственники посоветовали решиться на переезд за Волгу, работать в имении одной богатой княгини. Путь лежал в Саранск. По приезду отец Александра получил должность приказчика. Несмотря на то, что помещичье имение, которым управлял Иван Петрович, располагалось между Саранском и Пензой, жили Зассы преимущественно в Саранске. Исследователи биографии Засса отмечают то факт, что и сам городской дом у них, и банковские счета оформлены были не на главу семейства, а на мать, которая была весьма целеустремленной и волевой женщиной. Известно, что она даже баллотировалась и прошла на выборах в Саранскую городскую Думу. Иван Петрович же, умело ведя хозяйство, привлекал к работе и всех своих детей. Имение громадное - два десятка деревень. Из конца в конец — больше тридцати верст. И везде нужен глаз, чтобы не оскудевала хозяйская казна. Дети старшие — тоже на работу: кто в поле, а кто помогать пастухам. Шура (как называли его в семье) был младшим, и ему суждено было рано начать самостоятельную жизнь. Отец со старшими ребятами часто пропадал в поле от зари до зари. Позднее Александр Иванович вспоминал: «Мое детство прошло на полях, ибо семья наша была по сути крестьянской. Еды и питья было вдосталь, и тем не менее, нам было необходимо много трудиться за все, что мы имели».

И случилось так, что очень скоро начал маленький Шура самостоятельную жизнь. Отец – в поле, а мать с сестрой - то на кухне, то обед несут косарям, то в доме уборка, то еще что. Предоставленный сам себе он определил себе в друзья домашнего пса. Пес стал выполнять все его команды, они устраивали целые представления для домашней челяди. Так проявились его способности к дрессировке домашних животных. Ему подчинялись и игрались с ним даже грозные «волкодавы», охранявшие домашние стада, которые к себе близко никого не подпускали.

Однажды Иван Петрович взял с собой сына на ярмарку продавать лошадей. Вечером после успешной сделки они отправились на представление бродячего цирка, расположившегося неподалеку. Увиденное зрелище до глубины души поразило мальчика: под музыку, крики и смех люди парили в воздухе, лошади танцевали, жонглеры балансировали разными предметами. Но особенно ему понравился силач, с легкостью поднимающий тяжеленные гири, разрывающий цепи и сворачивающий толстенные железные прутья вокруг своей шеи. Он несколько раз поднял огромную бочку, наполненную водой. Потом ломал подковы. Подкидывал зубами табурет. А в конце выступления взвалил себе на плечи огромный корабельный якорь и пошел с ним к выходу под громкие аплодисменты. Шура был восхищен. С тех пор он принялся подражать мощному циркачу. Он стал собирать журналы описывающие совершенствование фигуры и развитие силы, разучивал атлетические упражнения, стал проводить собственные тренировки на заднем дворе дома. Так как гирь и гантель у паренька не было, в ход пошли камни различного веса. Шура привязывал их к деревянным палкам, таскал булыжники, удерживая пальцами рук, делал пробежки с теленком или жеребенком на плечах. День он начинал с гимнастики и пробежки, позднее смастерил себе два турника для перелетов с одной перекладины на другую. Результат не замедлил сказаться. Взрослеющее тело начало наливаться силой. Он легко «крутил солнце» на перекладине, подтягивался на одной руке, ловил увесистые камни, брошенные с подкидной доски. Он был значительнее сильнее своих сверстников, слава о его необыкновенных способностях распространилась по округе. Его приглашали на различные гуляния, где мужики мерялись силой. Обычно из таких поединков Шура выходил победителем.

Глава семейства Зассов не захотел, что дети повторили его судьбу, а младшенького мечтал увидеть инженером. А для начала решил послать его в Оренбург, выучиться на паровозного машиниста. Эта профессия была тогда современной и романтичной, ведь паровозы только начали бегать по просторам бескрайней России. Так случилось, что сразу по приезду в Оренбург, Шура попал на представление в цирк Анджиевского, знаменитый в своем роде, не то, что балаган в Саранске. Цирковое волшебство вновь захватило его и насколько прочно, что он пошел к директору цирка и попросил принять его на работу, кем угодно. Взяли чернорабочим, выполнять любую работу. Кроме черновой работы, он обучался и цирковым премудростям, в том числе и балансированием тяжелыми предметами. Следует учесть, что в начале прошлого века силовой цирк и тяжелая атлетика практически не различались.

Это место работы пришлось оставить, когда цирк-шапито Анджиевского вынужден был сняться с места по причине низких сборов и отправиться в другие края. Засса они не смогли взять с собой. Но он вновь стал работать на арене, теперь уже ташкентского цирка Юпатова. И хотя приняли его на прежних условиях, через некоторое время он стал ассистентом легендарного дрессировщика Анатолия Дурова, а потом взяли в труппу наездников-джигитов. Выступал Засс и с воздушными гимнастами, после чего был направлен в группу борцов. Филипп Афанасьевич Юпатов таким образом готовил кадры для своего цирка: выявлял их склонности, а чтобы в случае необходимости иметь замену, он «пропускал» через многие специальности.

Именно у Юпатова Засс стал практиковать самостоятельные силовые выступления. Они пользовались большой популярностью: разрыв цепей усилием грудной клетки и руками, изгибание железных прутьев. Чтобы продемонстрировать силу грудных мышц, Засс ложился на спину, а на груди у него размещалась платформа, вмещавшая до десяти человек. Кроме того, молодой силач мог успешно удерживать в зубах платформу, на которой сидели два самых тяжелых борца.

Народ в цирк валил валом, но как-то ночью кто-то поджег цирковой зверинец, большинство животных погибло, имущество пришло в негодность. Циркачи остались без работы. В поисках ее Александр с группой силовых атлетов отправились в Ашхабад, устроились в цирк-шапито Хойцева. Здесь Засс выступал как рядовой борец, но тренировки его носили ярко-выраженный силовой характер. Утренняя пробежка чередовалась с упражнениями с разрывом цепей и с завязыванием в узел железных прутьев. Немало времени он уделял и развитию спинных и грудных мускулов. Закончив утреннюю тренировку, Засс отдыхал, и второй раз тренировался уже вечером. В ходе этих занятий атлет упражнялся в верховой езде с вольтижировкой, отрабатывал равновесие, развивал силу челюстей и шеи, поднимая с земли 170-килограммовые стальные балки.

Исследователи жизни русского богатыря особо отмечают, что подобные занятия помогли ему набрать большую мышечную массу, которая была необходима не столько для выполнения различных трюков, сколько для получения «товарного» вида, поскольку Засса на арене долго не воспринимали всерьез. Действительно в эпоху, когда в мировой атлетике воплощением физической мощи считались 150-, 170-килограммовые богатыри, невысокому и худощавому Зассу с его 168 сантиметрами роста и 75 килограммами веса на их фоне приходилось тяжело. Позже Александр Иванович напишет, что «крупный бицепс нельзя считать критерием силы аналогично тому, что большой живот — не есть признак хорошего пищеварения». Он утверждал, что крупный мужчина не обязательно должен быть сильным, а скромного сложения – слабым, и вся сила лежит в сухожилиях, именно их и следовало тренировать.

Однажды во время цирковых гастролей Зассу удалось побывать в Саранске. Цирк расположился на том самом месте, где маленький Шура впервые увидел цирковое зрелище. На представление пришли все: родители, братья, сестры, старые друзья. С замиранием духа смотрели: как их Шурка рвал руками железные цепи, как ударом кулака пробивал гвоздем две доски, одной рукой поднимал трех человек. А во время сенсационного номера «Чертова кузнеца», когда он лежал на гвоздях, а два здоровяка разбивали молотами камень на его груди, его напряженная мать даже вскрикнула. Потом она долго его уговаривала, поехать домой, побыть хоть недельку. Но Шура не поехал, а потом всю жизнь жалел об этом.

Вскоре, также на гастролях, Зассу вручили повестку с приказанием явиться на военную службу.

Изучая исследования биографов Александра Засса, можно заметить определенное разночтение при описании определенных фактов его жизни. А иногда они даже противоречат друг другу. В самом большом его жизнеописании говорится, что призвав его в армию, послали на персидскую границу в 12-й туркестанский полк. Он очень тосковал без цирка, готов был даже сбежать из части. Но не пришлось, потому что полк погрузили в вагоны и повезли на запад, где уже шла первая мировая война.

В другом жизнеописании этот отрезок его жизни описан по иному: он служил 3 года и все это время был гимнастическим инструктором, и занимался также борьбой и верховой ездой. Отслужив военную службу (дальше важно!), Засс приезжает в Симбирск, где становится тренером у женщин - атлетов, а потом решает перебраться поближе к родным – в город Краснослободск. Они с отцом там покупают кинотеатр, чтобы приобщить жителей глубинки к искусству «великого немого», но дело не пошло. Тогда Засс вновь стал выступать с силовыми номерами и усиленно тренироваться, разрабатывая новые упражнения. Вновь стала распространяться молва о его силе, поступили предложения из различных цирков. Но помешала первая мировая война. Это довольно важный кусок жизни. Однако в этом жизнеописании отсутствует факт его пребывания в Саранске во время гастролей, когда он, как выходит из хода того повествования, в последний раз видится со своими родными.

На фронте Засс показал себя отчаянным воякой. Был и в пехоте, и в кавалерии, совершал рейды в тыл врага. Его отвага была отмечена, он был повышен в звании. Остались воспоминания сослуживцев Засса. Они вспоминают легенду о том, что во время очередного рейда, был ранен в переднюю ногу его конь по кличке Мальчик, отличный, выносливый, быстрый. Он достаточно трепетно относился к своему «напарнику» и не мог бросить его. Он дождался ночи, взвалил жеребца себе на плечи и вышел с ним к нашим окопам. Потом он выходил его, но Малышу было суждено служить в обозе. А рассказы о его силе и мужестве, о том, как вынес с поля боя своего боевого коня еще долго ходили по солдатским окопам. Судьба непредсказуема, и в одном из боев пуля настигла и самого Александра. Очнулся он в австрийском госпитале. Шрапнелью задело обе ноги. Раны были глубокими, и врачи поначалу сочли его неоперабельным, хотели ампутировать ноги. Но потом провели одну операцию, другую и он встал на ноги. Для того чтобы из госпиталя отравиться в лагерь для военнопленных. Там все было иначе: кормили плохо и заставляли много работать. Александр стал готовиться к побегу. Он не увенчался успехом. За ним последовали еще два, Засс не мог смириться с пленом.


Выбравшись из неволи Засс, добрался до Будапешта. Поработав портовым грузчиком, он обратился в местный цирк, где, как оказалось, его добрый знакомый Чая Янош по цирку Хойцева имел свою труппу. Он взял его к себе. Засс проработал у него. Некоторое время спустя Янош познакомил Засса с итальянцем Пазолини. Тот был согласен стать его импресарио, предложил ему оформить английское подданство. Взамен Засс будет работать под его руководством. Никакой самостоятельности. Условие, которое поставил Пазолини: «Никакого Засса больше не существует. Афиши сообщат о появлении загадочного Железного Самсона. Никаких разговоров без моего ведома, никаких интервью без моего просмотра. Чем меньше будет известно о вашей жизни, тем лучше. Вы таинственная личность — Железный Самсон». Пришлось согласиться. В Советскую Россию Александр возвращаться не стал, считая, что ему, как солдату царской армии, путь туда навсегда закрыт. Под сценическим именем Железный Самсон европейская публика знала его долгие десятилетия. Все это время его тянуло на родину, куда вернуться ему, увы, не представлялось возможным. В Европе фотографии силача занимали первые страницы газет, его слава росла, а выступления вызывали фантастический интерес.

Ценность его заключалась в цирковых номерах, которые были уникальны. Для демонстрации гигантской нагрузки на плечи он соорудил особую вышку. Находясь наверху, он на плечах удерживал подвешенные платформы с людьми. На одной из фотографий Засс держит на плечах тринадцать человек, среди которых запечатлен и Уинстон Черчилль. Он ловил снаряды в девяносто килограммов, пущенные гигантской пушкой. Впоследствии снаряды заменили на девушек. Пролетая восемь метров по сцене, они неизменно попадали в руки Железного Самсона. Он легко отрывал с одной стороны от земли грузовые автомобили, сдерживал двух лошадей, рвущихся в разные стороны, проламывал кулаками бетонные плиты, носил по манежу пианино с игравшим на нем музыкантом и танцовщицей (общий вес его ноши составлял около 700 килограммов), на платформе поднимал два десятка человек, лежа голой спиной на доске, утыканной гвоздями, держал на груди камень весом 500 килограммов. Необходимо отметить, что в семье Александра Засса, кроме него, отличались необыкновенной силой отец, брат и сестра. По свидетельству племянника великого борца, Александр Засс очень жалел о своем погибшем на войне старшем брате, говорил, что тот был еще сильнее его.

С силовыми номерами Засс выступал до 66 лет, потом сосредоточился на цирковой дрессуре. Этим он начинал заниматься еще в России, дрессируя собак и лошадей, животные его покорно слушались и разрешали делать с собой различные манипуляции, подчиняясь ему. Достиг он общего языка и с обезьянами. А в 1962 году его фургон с обезьянами загорелся. Во время спасения животных он получил серьезный ожог головы, через несколько дней умер в больнице от сердечного приступа.   

Семен МИХАЙЛЕВИЧ

При работе над материалом использовались исследования Александра Драбкина, Юрия Шапошникова и другие интернет-источники.

Количество показов: 1646
Загрузка...



Мордовия 24 online

Реклама

Новости24
РетроФМ
Успех твой

Видео дня

Информации какого регионального телеканала Вы доверяете?




Доска объявлений.jpg